Почему россиян кормят поддельной едой

Роспотребнадзор предлагает ввести уголовную ответственность за производство, ввоз и продажу фальшивых продуктов питания, а также штрафы до 3 млн рублей. Соответствующий проект поправок к Уголовному кодексу может быть внесен в Госдуму уже до конца текущего года. Сейчас документ обсуждается с бизнесом.

Ранее руководитель ведомства Анна Попова отмечала, что одной из мер борьбы с подделками на потребительском рынке может стать конфискация оборудования у недобросовестных производителей.

По данным Роспотребнадзора, на сегодняшний день на долю фальсификата в среднем приходится около 4—5% всей исследованной пищевой продукции, но в некоторых категориях она заметно выше. Так, более 20% проверенной специалистами ведомства импортной рыбы содержит избыточное количество глазури (проще говоря, льда).

Потому что дешево

Эксперты неоднозначно оценивают инициативу надзорного органа. Как и любое ведомство России, он хочет быть силовым, иметь больше полномочий, вот и придумывает что-то, иронизирует директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов. Но принципиальных изменений на рынке, по его мнению, предложения Роскомнадзора не сулят. Да и сама проблема фальсификата не столь остра, как представляется широким народным массам.

Подделки — это симптом, а не первопричина. Основная проблема и основное ее решение кроется не в штрафах, не в изъятии, она заключается в доходах. Начнут повышаться доходы населения — качество продовольствия улучшится. Будут дальше падать доходы населения — оно дальше продолжит сокращаться. Вот и все. А все остальное — это так, завитушки. Мой товарищ как-то пошутил: когда у нас зарплата, мы покупаем продукты, мы покупаем сыр; когда у нас зарплатоподобный продукт, мы и покупаем сыроподобный продукт, — сказал эксперт «Ридусу».

На самом деле качество продовольствия в России неплохое, это и так достаточно жестко контролируется, добавил он. А потребителям просто не стоит покупать откровенно дешевые товары.

Бывший замминистра сельского хозяйства доктор экономических наук Леонид Холод в свою очередь замечает, что подделки могут стоить и достаточно дорого. Многое зависит от того, что считать фальсификатом. Вот, например, если человеку под видом сливочного масла продают маргарин из пальмового, почему, собственно, в этом случае нельзя использовать обычную статью «Мошенничество»? Ведь это же явно оно и есть — покупателя вынуждают платить не 40 рублей, а 120 рублей.

Эксперт согласен с тем, что подделки плодятся на фоне снижения покупательной способности населения. Но при этом напоминает, что с фальсификатом до конца не справились и в странах с вполне себе развитой рыночной экономикой. Так же, как не справились с наркоторговлей и другими преступлениями. Фальсификация продуктов — тоже преступление, к ней так и надо относиться, уверен аналитик.

Преступление против здоровья, против экономики и против рынка, которое порождает почву для нечестной конкуренции и убивает легальное производство. С этим, безусловно, нужно бороться, — считает Холод.

Фальшивки изначально дешевле и оказывают конкурентное давление на честное производство, подавляя реальную конкуренцию, которая в итоге должна была бы привести к понижению цены, поясняет он. И в долгосрочном плане не происходит того, что должно было бы происходить на рынке, то есть приспособление легального нормального производства к легальному нормальному спросу.

Раз подделка, два подделка

На самом деле фальсификата на рынке достаточно много, и Роспотребнадзор в своих оценках даже поскромничал, уверен Холод. Например, около полугода назад проходила информация о том, что в категории молочных продуктов, по данным некоторых общественных организаций, его доля доходит до 40%. Четкой статистики здесь нет, потому что полностью изучить абсолютно все продукты невозможно. Обычно анализ делается методом выборочных проверок, и все цифры получаются достаточно условными, поэтому так и отличаются. Но проблема действительно существует.

По словам экономиста, доля подделок велика не только в молочной группе продуктов питания, но и среди мясных продуктов. По данным СМИ, чаще всего фальсифицируются различные морепродукты, рыба и икра (черная и красная), сметана, мед и даже оливковое масло (причем еще в Италии, откуда поставляется под видом натурального).

Да в общем с этим мы сталкиваемся, наверное, во всех продуктовых категориях, кроме совсем уж сырья типа крупы или фруктов, хотя и там тоже бывает, что армянские выдают за азербайджанские и т. д., — отмечает эксперт.

При этом у него складывается впечатление, что занимаются фальсификацией сами легальные производители. Потому что, например, то же лжемасло продается в фирменных аккуратных упаковках.

Я далек от того, чтобы думать, что грязные люди в телогрейках в подсобке размешивают что-то в грязной бочке, потом ложкой куда-то что-то кладут и заворачивают. Такой фальсификат тоже есть, но его немного. Сейчас покупатели тоже ведь глаза имеют. А такой товар и выглядит совсем непрезентабельно, и стоит очень дешево. А то, что очень дешево, не совсем рентабельно, значит, импульса к увеличению производства нет. Но если вы возьмете, например, тот же самый творог, который на творог совершенно не похож и молоком не пахнет, кто его делает? Ну, наверное, молокозавод, — рассуждает аналитик.

Полезно и опасно

Что же касается инициативы Роспотребнадзора, многое будет зависеть от ее реального воплощения в жизнь, от подзаконных актов самого ведомства и всех остальных госорганов, от того, как будет контролироваться их исполнение, потому что любые такие новации в равной степени могут быть и полезными, и опасными. Они могут стать средством борьбы с фальсификатом, а могут оказаться средством конкурентной борьбы, недружественных поглощений и т. д.

В принципе победить фальсификат можно, считает Холод. Для этого необходимы сертифицированные лаборатории, которые будут отвечать за свои выводы собственными финансами и даже собственной судьбой. А подделки должны не только наказываться, но и предаваться широкой огласке.

Если мне кто-то долбит по голове, что вот такой-то комбинат выпускает фальшивку, я уже пять раз подумаю, прежде чем покупать продукцию этого предприятия, — поясняет эксперт.

Кстати, Роспотребнадзор, по его мнению, должен отвечать и за лаборатории, которые делают проверку, чтобы у тех не было соблазна работать «под заказ».

Угрохать конкурента таким легким способом — это же просто мечта поэта, — шутит он.

Возникает вопрос: если сейчас на рынке так много фальсификата, не случится ли дефицит продуктов, если этот недуг действительно удастся победить? Не случится — успокаивает эксперт. Однако освобожденные от давления дешевых подделок продукты могут несколько подорожать.

https://www.ridus.ru/news/286682